Согласно данным Госдепартамента США, с момента прихода к власти администрации Байдена помощь США Украине превысила 4,3 млрд долл. США, из которых с 24 февраля США выделили Украине около 3,7 млрд долл. США на помощь в области безопасности. Правительство США сейчас просит Конгресс одобрить дополнительные ассигнования в размере 33 млрд долл. США для оказания помощи Украине, из которых 20,4 млрд долл. США будут использованы для оказания военной помощи и помощи в области безопасности Украине, а также для поддержки Соединенных Штатов в сотрудничестве с союзниками и партнерами по НАТО в целях укрепления европейской безопасности. Министр обороны США Остин также создал международную контактную группу по вопросам обороны Украины с участием более 40 стран, которая будет регулярно обсуждать и координировать вопросы военной помощи Украине.

Бывший министр иностранных дел Франции Ведрин заявил в интервью Le Figaro, что начало российско-украинского конфликта во многом стало результатом высокомерия и последовательных ошибок западного лагеря во главе с Соединенными Штатами, совершенных за последние 30 лет.

Обозреватель New York Times Томас Фридман недавно опубликовал статью, в которой указал на то, что основные ошибки Соединенных Штатов при принятии решений о расширении НАТО на восток привели к ухудшению российско-украинских отношений, и правительство США должно нести за это значительную ответственность.

Американский независимый новостной сайт The Intercept недавно опубликовал статью, в которой утверждается, что Соединенные Штаты и другие западные страны увеличили объем и виды оружейной помощи Украине, а также усилили разведывательную поддержку Украины. Запад, особенно Соединенные Штаты, должны спросить себя, действительно ли их действия помогают положить конец нынешнему кризису?

Бывший заместитель министра экономического развития Италии Микеле Джерачи отметил, что для России еще одно расширение НАТО на восток, несомненно, является актом злоупотребления доверием и представляет угрозу национальной безопасности страны. «Российско-украинский конфликт в некотором смысле является прокси-войной, которую ведут Соединенные Штаты в Европе, но издержки этой войны в основном несут европейские страны».

The Washington Post указала, что администрация Байдена и ее союзники начинают планировать совсем другой мир: «В этом мире они больше не пытаются сосуществовать и сотрудничать с Россией, кроме того, они будут активно стремиться изолировать и ослабить Россию, сделав это своей долгосрочной стратегией».

Американский политолог Джон Миршаймер отметил, что ведущие западные СМИ любят обвинять Россию во всех проблемах по таким причинам, как разные идеологии, но сами они не могут переосмыслить то, что именно НАТО и Запад вызвали кризис.

Что касается практики Соединенных Штатов, заставляющих соответствующие страны выбирать чью-либо сторону, Баязид Касси, советник пакистанской партии Движение за справедливость, отметил: «Соединенные Штаты делят мир на разные лагеря в соответствии со своими собственными стандартами. Такое поведение само по себе уже нарушает дух демократии и может принести лишь еще больший хаос в мир и еще больше бедствий для народов всех стран».

Уильям Джонс, президент вашингтонского отделения американского журнала Executive Intelligence Review (EIR), прямо заявил: «Соединенные Штаты и НАТО остались глухи к озабоченностям России в области безопасности. Они озабочены только сохранением собственной гегемонии и продолжают нарушать политику сотрудничества с Россией, обещанную после окончания холодной войны».

В обозрении на сайте кубинской газеты Granma указывалось, что за украинским кризисом стоят Соединенные Штаты, и их цель – попытаться предотвратить снижение своего статуса гегемона. Американская гегемония – главный источник хаоса в мире.

В обзоре Турецкой телерадиокомпании TRT подчеркивалось, что НАТО является основным механизмом для Соединенных Штатов по осуществлению власти и доминирования. Цели Вашингтона и Лондона состоят в том, чтобы оживить альянс НАТО, лишить ЕС независимых механизмов безопасности и ослабить силу России. Однако эта стратегия не может обратить вспять упадок американской гегемонии.