Он – Чжун Куй из классической пекинской оперы «Чжун Куй выдает сестру замуж» и Фауст в экспериментальной пекинской опере «Фауст». Он – это Лю Дакэ, актер, исполняющий мужские персонажи с раскрашенным лицом, – «хуа-лянь» – из Китайского государственного театра пекинской оперы. За последние 10 лет сцена традиционного искусства в Китае стала более открытой и разнообразной, а национальный стиль становится все более «трендовым». Лю Дакэ считает, что миссия нынешнего поколения людей, исполняющих пекинскую оперу, - придерживаться принципа «уверенного продвижения вперед» и внедрять инновации в преемственность.

img0

Лю Дакэ в роли Фауста в экспериментальной пекинской опере «Фауст».

img1

Лю Дакэ (внизу) исполняет роль Фауста в экспериментальной опере «Фауст».

Возвращение популярности национального стиля дает работникам культуры и искусства еще больше уверенности в себе

Лю Дакэ – настоящий представитель «второго поколения пекинской оперы». Его отец – мастер игры на цине, а мать – актриса пекинской оперы. Его родители основали детскую Пекинскую оперную труппу в Цзилине «Сяосюэхуа» в 1989 г., и 8-летний Лю Дакэ был в первом наборе учеников труппы. «В то время я учился во втором классе, и мне некуда было пойти после школы, поэтому я пошел в театр, чтобы поиграть, потренировать поясницу, потренировать ноги и просто заняться спортом», - рассказал Лю Дакэ корреспонденту. Факты доказали, что Лю Да оказался многообещающим талантом в освоении искусства пекинской оперы.

Будучи «ветераном» оперы, проработавшим в искусстве более 30 лет, Лю Дакэ глубоко ощущает акцент страны на традиционной культуре: «Особенно в последнее десятилетие страна подчеркнула культурную уверенность в себе, и интенсивность «китайской культуры, выходящей на мировой уровень» беспрецедентна. Мы наслаждаемся возвращением популярности всего национального, она дает нам как работникам культуры и искусства, занятым в опере, еще большую уверенность в себе!» В последние годы актер выступал и участвовал в обменах в Дании, Нидерландах, Германии, Франции, Испании, США, Сингапуре, Сянгане, Тайване и других странах и регионах, а также стал посланником взаимного обучения китайской и зарубежной цивилизаций.

img2

Лю Дакэ (справа) и немецкая оперная певица Кара Лева играют вместе в «Кольце Нибелунга».

Интересные истории, рассказанные с помощью пекинской оперы

С тех пор как Мэй Ланьфан возглавил труппу для выступлений в Японии в 1919 году, китайская пекинская опера распространяется за рубежом уже более 100 лет. Лю Дакэ считает, что Мэй Ланьфан, как культурный символ, является первым человеком, который способствовал распространению пекинской оперы за рубежом на международном уровне. В дополнение к личному обаянию Мэй Ланьфана, что больше всего нравилось зарубежной публике в то время, так это богатая сценическая выразительность пекинской оперы: красочные маски и костюмы, а также восхитительные боевые сцены. Поэтому оперы с акробатикой, такие как «Переполох в Небесных чертогах», пользуются особой популярностью у зрителей.

С постоянным укреплением национальной мощи Китая и постоянным повышением его международного статуса изменилось и восприятие Пекинской оперы зарубежной аудиторией. «Внимание людей к Пекинской опере перешло от формы к содержанию, от акробатики к лирике, потому что они хотят лучше понять гуманистический дух Китая, - рассказал Лю Дакэ. – Лирические оперы с большими и красивыми певческими пассажами, такие как «Легенда о Белой Змее», «Запертый кошелек» и «Военачальницы из Дома Ян», постепенно получили признание западной аудитории».

Для еще большего привлечения фанатов пекинской оперы за рубежом, Государственный театр пекинской оперы постоянно изучает новые способы использования традиционной оперы для интересного рассказа китайских историй. В 1980-х годах, чтобы преодолеть языковой барьер, актеры пытались исполнять пекинскую оперу на других языках, таких как английский, но это заставляло людей чувствовать себя по-другому. «Точно так же, как мы смотрим иностранные фильмы, хотя оригинальный звук на иностранном языке, мы можем понять сюжет, посмотрев субтитры. Но если он будет продублирован на китайском языке, это всегда будет заставлять людей чувствовать себя немного странно. Поэтому сейчас мы по-прежнему используем аутентичное пекинское оперное пение, чтобы рассказывать китайские истории. На самом деле уникальный гуманистический дух Востока может еще больше заразить западную аудиторию», - объяснил Лю Дакэ корреспонденту.

Лю Дакэ в роли Вотана в «Кольце Нибелунга».

Рассказать истории мира на китайском языке

С точки зрения Лю Дакэ, за последние 10 лет сцена традиционного китайского искусства стала более открытой и разнообразной, национальный стиль становится все более «трендовым», а актеры могут творить еще смелее. Использование пекинской оперы для интерпретации западных тем стало новой возможностью, и Лю Дакэ также стал практиком этого нововведения. За последнее десятилетие Лю Дакэ участвовал в создании и аранжировке «Фауста», «Турандот», «Кольца Нибелунга» и многих других китайско-иностранных совместных экспериментальных пекинских опер и получил хорошие социальные эффекты. Как сказал ему один старый поклонник театра: «Ты не валяешь дурака, а творишь с другим новым мышлением!»

Упомянув «Фауста», Лю Дакэ стал особо словоохотлив. В 2015 году команда Государственного театра пекинской оперы, немецкий режиссер и итальянский композитор совместно создали эту транснациональную пекинскую оперу, в которой Лю Дакэ сыграл Фауста. Команда, работающая с тремя странами, пересматривала сценарий 28 раз в течение 3 месяцев. Из-за культурных различий между Китаем и Западом члены команды яростно спорили: «Это действительно было тяжело и радостно одновременно!», - вспоминал Лю Дакэ со смехом. Однако, к его облегчению, эта новаторская пекинская опера не только прошла в крупнейших китайских университетах, таких как Университет Цинхуа, но и четыре раза гастролировала в Германии и Италии. «Почти каждый раз, когда спектакль заканчивается, за сценой нас ожидали иностранные зрители». Что еще больше воодушевило его, так это то, что в 2016 году председатель КНР Си Цзиньпин пригласил президента Германии Йоахима Гаука, который находился с визитом в Китае, вместе посмотреть шоу в Доме народных собраний. «Неожиданно наш маленький драматический театр всего с 4 актерами действительно появился на сцене Дома народных собраний и стал визитной карточкой дипломатии нашей страны!»

img4

Лю Дакэ в роли Сюй Шиина в традиционной пекинской опере «Рог носорога».

Пострадавший от новой коронавирусной эпидемии Лю Дакэ не планирует выступать за границей в ближайшем будущем, но он не печалится. «Эпидемия – это тяжело, но это также время для размышлений. Пекинская опера – это вид искусства, наслаивавшийся мощными пластами, поэтому мы можем просто успокоиться и подумать о том, как мы будем развиваться в будущем». В настоящее время Лю Дакэ создает экспериментальную пекинскую оперу «Неизмеримая степень», адаптированную по мотивам японских сказок. «В дополнение к содержанию мы также можем попытаться установить некоторые онлайн-временные и пространственные связи, нарушая традиционный режим просмотра оперы», - поделился размышлениями Лю Дакэ. Как стало известно, «искусство+технология» стало новым способом распространения Пекинской оперы в стране и за рубежом. Во время Праздника Весны в 2021 и 2022 годах Национальный театр пекинской оперы использовал технологии сверхвысокой четкости 5G+VR+4K с темой «Облачная опера, празднование Нового года», чтобы запускать онлайн-трансляцию пекинской оперы «Дракон и Феникс» в течение двух лет подряд. «После эпидемии мы определенно вступили в новый этап творческого подъема», - твердо сказал Лю Дакэ.

img5

Лю Дакэ в роли Чжан Фэя в традиционной пекинской опере «Дракон и Феникс».